LegioXI-CL-P-F
РИМСКИЕ ВОЙСКА В ХЕРСОНЕСЕ - Мои статьи <!--%IFTH1%0%-->- <!--%IFEN1%0%--> - Каталог статей - LegioXI-CL-P-F,реконструкция,Рим
| RSSГлавная | Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [37]

Мини-чат

Наш опрос
Оцените Наш Сайт
Всего ответов: 87

Главная » Статьи » Мои статьи

РИМСКИЕ ВОЙСКА В ХЕРСОНЕСЕ

Археологические исследования показали, что помещения 8 и 9 были пристроены с северо-востока к оборонительной стене более раннего времени (куртина 21), чем и объясняется значительная толщина стены, отделявшая префурний от помещений кальдария и тепидария. При постройке терм ее внутренняя сторона не была разобрана, а использована при сооружении терм. С востока к помещению 8 примыкало помещение 1, частично раскопанное в 1906 г . Вследствие этого восточная часть помещения 1 почти полностью разрушена. Где располагался вход в это помещение, установить не удалось, но,

скорее всего, он был с восточной стороны. Второй дверной проем отделен от первого облицовочным торцом стены 21 куртины и вдоль ранней оборонительной стены вел в топочное помещение 2 (префурний).

Пол помещения 1 вымощен известняковыми плитами различной, иногда неправильной формы, но плотно пригнанными одна к другой. Вдоль южной и западной стен идет угловая каменная скамья. Справа от дверей, ведущих в помещение 8 (тепидарий), также имелась короткая каменная скамья. В полу, у западной и северной стен, в вымостке сделан водосточный канал с каменным дном. Помещение 1, судя по его конструктивным особенностям и наличию скамей, вероятно, может быть определено как вестибюль или аподитерий.

В 1970 г . было доследовано помещение 2, примыкавшее с юга к остаткам XIX круглой башни, где располагались четыре печи, направленные устьями внутрь этого помещения. Но если три печи обращены к помещениям 8 и 9, то четвертая печь - в помещение 3, располагавшееся к востоку. Помещение 2 (префурний), а также помещения 8 (тепидарий) и 9 (кальдарий) были пристроены соответственно с внутренней и внешней стороны оборонительной стены 21 куртины, которая по кладке идентична фасадам башен XVI, XVII, XVIII, датирующихся III в. до н. э. Это позволяет с большой долей уверенности заключить, что сооружение терм и новой оборонительной стены 21 куртины, располагавшейся в это время ближе к берегу Карантинной бухты, было осуществлено одновременно. Планировка раскопанных помещений и ряд конструктивных особенностей печей позволили И.А.Антоновой и Л.А.Аркадовой (Рыжовой) сделать вывод о том, что помещения 1, 2, 8, 9 представляли собой первые на территории цитадели небольшие по площади термы, возведенные здесь римскими военнослужащими около середины II в. Одновременно со строительством этих терм площадь цитадели была увеличена, о чем свидетельствует возведение новой 21 куртины оборонительных стен. Впоследствии термы были расширены, о чем свидетельствуют помещения 3, 4, 5, 6, 7 и бассейн, расположенные к востоку от описанного комплекса банных помещений.


Помещение 3 располагалось к востоку от помещения 2 (префурния) и, вероятно, являлось кальдарием. Северная стена, отделявшая помещение 3 от помещения 2, по толщине превосходит все остальные. С внутренней стороны, у печи, она усилена выступом. Не исключено, что это было обусловлено тем, что именно здесь размещался бак с водой, а с внешней стороны стены, у выступа, был оборудован колодец. Пол гипокауста помещения 3 был залит цемяночным раствором, а на нем были установлены столбики из песчаника или известняка. Первоначально здесь было 48 таких столбиков.

Вследствие действия высокой температуры со временем каменные подпорки-столбики пола были повреждены. Поэтому в дополнение к ним позднее в гипокаусте были использованы водопроводные трубы, которые уже были в употреблении. Поскольку размеры ряда водопроводных труб по высоте были меньше каменных столбиков, на них или под них подкладывались фрагменты черепицы. На некоторых из них имелись клейма V Македонского, XI Клавдиева легионов и аббревиатура VEMI. Для нижних подставок использовались и каменные блоки, уложенные на известковый раствор.

Помещение 4 терм, тепидарий, было смежным с помещением 3 и располагалось к востоку от него. Под дымоходов вымощен известняковыми плитами. Помещение 5, возможно, фригидарий, располагалось в восточном ряду комплекса терм и являлось смежным с помещением 4 с запада, помещением 6 - с юга и помещением 1 - с севера. Пол помещения 5 был вымощен разномерными, плотно пригнанными одна к другой плитами. Вдоль южной и восточной стен уложены плиты, часть которых у стен округло поднималась, образуя как бы валик, предохранявший от попадания влаги в швы каменной кладки. Сток воды осуществлялся через канал, вымощенный каменными плитами, который располагался под полом.

К северной стене помещения 5 пристроены две достаточно вместительные ванны, внутри облицованные цемянкой. Ванны ориентированы вдоль северной стены помещения 5, которая отделяет его от помещения 1, и примыкают к каменной стене, отделяющей его от помещения 4. Первоначально была, видимо, построена одна ванна. Ее западная стена состояла из пояса черепицы без бортиков и кирпича на цемяночном растворе. Восточная сторона ванны также состояла из черепицы с отбитыми бортиками и кирпича на цемяночном растворе. До разделения на две ванна дважды покрывалась цемянкой, о чем свидетельствуют два слоя раствора.

Вывод воды из каждой ванны осуществлялся автономно. Первоначально, когда функционировала одна большая ванна, сток воды был устроен в восточной стене и осуществлялся в сточный канал под полом. Следы многоразовых подмазок прослежены на стенах и полу ванны у отверстия. Слив воды из западной ванны, сделанный в ее северной стене, проходит через толщу стены между помещениями 1 и 5 и выходит в канал, который идет сначала вдоль западной, а затем вдоль северной стен помещения 1 к сточному каналу. Видимо, одновременно этот канал служил для отвода воды и из помещения аподитерия.

К комплексу терм относится и помещение 6, которое оказалось сильно разрушенным административным зданием фемы IX в. Оно имело смежную стену с помещением 4. На полу гипокауста были зафиксированы подпорные столбики, аналогичные тем, которые открыты в помещениях 3 и 4. Судя по расстоянию между столбиками, первоначально их было три ряда. Между столбиками прослежены следы кирпично-глиняных арок. Помещение 6 было под полом соединено дымоходом с помещением 4.

К юго-востоку от помещения 6 находился бассейн с полукруглой экседрой в южной части для холодной воды, который замыкал комплекс терм. В восточной части бассейна поперечной стеной была выделена индивидуальная ванна. Спуск воды осуществлялся в центральной части бассейна в канал, проходивший под его полом. Пол бассейна в экседре, который, видимо, был обмазан слоем цемянки, не сохранился, так как ванна в более позднее время долго использовалась как подвал или хранилище.

Анализ строительных остатков на территории цитадели Херсонеса, которые можно в настоящее время отождествлять с термами, свидетельствует, что это был сравнительно большой комплекс помещений, расположенных анфиладно в два ряда по принципу повышения температуры, который обслуживал римских военнослужащих, дислоцировавшейся здесь вексилляции. Ранние термы были небольшими и включали в себя помещения 2, 8, 9, а затем были расширены за счет помещений 1, 3, 4, 5, 6, 7 и бассейна. Судя по археологическому материалу, обнаруженному в процессе раскопок, ранние термы были построены не ранее середины II в., а затем неоднократно ремонтировались и расширялись. Во второй четверти III в., как и другие здания на территории цитадели, в результате землетрясения они были разрушены, о чем свидетельствует нумизматический материал, обнаруженный на полах помещений, и завал черепицы от кровли в помещении 1, а затем снова отстроены, причем уровень полов второго строительного периода был поднят.

Окончательно термы прекратили существование в середине - конце III в. После этого помещение 5 и ванна были превращены в небольшие термы. Индивидуальная ванна была перестроена в префурний, а ее западная стена пробита по середине и в проеме устроена печь. Новое дно ванны было поднято, а на старое дно бассейна в средней части были поставлены столбики гипокауста. Поверх гипокауста был уложен пол из положенных плашмя керамид, залитых сверху слоем цемянки. И.А.Антонова считала, что эти малые термы функционировали на территории цитадели до VI в., когда началось строительство новых герм на южной площади, которые функционировали здесь на протяжении VI-VIII вв.

Термы являлись непременным атрибутом жизни населения Римской империи. Они археологически зафиксированы как в городах, так и на территории разного типа римских военных лагерей и укреплений. Термы, раскопанные на территории цитадели Херсонеса, относятся к типу небольших по размерам банных комплексов, где помещения, как правило, располагались анфиладно. В таких термах одновременно могло нахо­диться не более двух десятков человек. Термы, аналогич­ные херсонесским по размерам и устройству, обычно функционировали на территории сравнительно неболь­ших римских лагерей. Но, если исходить из площади херсонесской цитадели, с одной стороны, и размеров помещений терм, с другой, - можно достаточно уверенно заключить, что они предназначались не только для рим­ских военнослужащих, расквартированных в Херсонесе, но и для солдат, которые несли службу в окрестностях этого центра. Только в этом случае возведение таких терм на территории сравнительно небольшой цитадели Херсонеса было оправданно. Перестройка терм и их расширение во второй половине IIв. косвенно свидетель­ствует о количественном увеличении херсонесской вексилляции в сравнении с серединой IIв., когда римский гарнизон только появился в Херсонесе.

На территории римской цитадели Херсонеса в 1987 г . на незастроенном пространстве к востоку от калитки в 18 куртине и в 4 м к юго-западу от терм было исследо­вано круглое в плане сооружение, углубленное в грунт. С южной стороны сооружения зафиксирована положен­ная плашмя прямоугольная плита, закопченная и сгла­женная в центре, которая с двух сторон была укреплена прямоугольными известняковыми блоками, поставлен­ными на ребро. Эта конструкция была порогом входа, который вел в центр круглого углубления в грунте. Сфе­рическое углубление в пределах каменной обкладки, и кроме пологого спуска к цен­тру, было обмазано белой глиной со следами многократного действия огня и за­полнено золой, рыхлым сы­пучим грунтом с некрупным камнем, а также фрагмента­ми керамики первых веков и позднего средневековья.

И.А.Антонова, руково­дившая раскопками, указала, что описанное сооружение представляло собой алтарь, и привела ему аналогии из Фракии, отметив, что, в отличие от херсонесского, там такие алтари были не круглыми, а прямоугольными в плане. Впоследствии такая интерпретация раскопанно­го сооружения была повторена в печати, хотя специально вопрос о назначении указанной постройки И.А.Антоно­вой не рассматривался.

Отсутствие алтарей подобной конфигурации на терри­тории римских военных лагерей и аналогии, известные по раскопкам других античных центров Северного Причер­номорья, позволяют иначе атрибутировать эту постройку. По своей форме она чрезвычайно близка к горнам для обжига керамики, исследован­ным в Ольвии, хотя и несколь­ко больше их по размерам. Ис­ходя из этого, так называемый херсонесский алтарь может быть интерпретирован как горн для обжига керамической продукции и отнесен к типу аналогичных, видимо, двухя­русных сооружений, круглых в плане, с одним (несохранив­шимся) подпорным столбом. В таком случае вход в сооружение с порогом может рассматриваться в качестве эле­мента загрузочного устройства для топлива, которое, как, например, в Ольвии, также было укреплено постав­ленными на ребро блоками. Исходя из обнаруженного при раскопках керамического материала и аналогий, горн, открытый на территории цитадели Херсонеса, дати­руется II-IIIвв. Именно в это время римские военнослу­жащие, дислоцировавшиеся в Херсонесе, наладили произ­водство кровельной черепицы и кирпича, на которые ставились латинские клейма с аббревиатурами воинских подразделений.

Не исключено, что этот горн был построен в середи­не IIв. и функционировал вплоть до вывода римского гарнизона из Херсонеса, хотя настаивать на этом ввиду отсутствия хорошо датирующегося материала трудно. С другой стороны, наличие горна для обжига керамиче­ских материалов, на первый взгляд, не вяжется с внут­ренней застройкой юго-западной части цитадели, где располагались казарменные помещения, предназначав­шиеся для жилья солдат, и термы. Но если вспомнить, что во второй четверти IIIв. постройки здесь были раз­рушены в результате мощного землетрясения, а через не­продолжительное время начали восстанавливаться, все станет на свои места.

Значительный объем восстановительных работ, про­водившихся римскими военнослужащими на территории цитадели, потребовал изготовления большого количества керамических строительных материалов, в частности кровельной черепицы и кирпича. Именно этим, как представляется, было обусловлено возведение на незаст­роенном ранее пространстве, к востоку от калитки в 18 куртине, горна для обжига строительных материалов. Значительный диаметр херсонесского горна, который поч­ти в два раза больше аналогичных сооружений II-IIIвв., раскопанных в Ольвии, свидетельствует о том, что он предназначался для обжига именно керамических строи­тельных материалов, и в первую очередь кровельной че­репицы. После проведения комплекса экстраординарных

восстановительных работ или несколько позже горн был разобран, а территория, где он находился, снивелирована. Этим и объясняется отсутствие следов подпорного столба в центре, а также засыпь внутреннего пространства горна рыхлым грунтом с небольшими камнями и фрагментами керамики. Следовательно, остатки горна на территории цитадели Херсонеса, скорее всего, могут быть предполо­жительно отнесены к промежутку времени между 237 и 250 гг., когда здесь была восстановлена схола принципа­лов. Ведь прежде чем восстанавливать схолу, необходимо было в основном завершить возведение казарменных построек и других разрушенных землетрясением зданий.

Помимо описанных строительных комплексов, в райо­не южной площади цитадели открыты остатки несколь­ких помещений первых веков н. э., которые могут быть связаны со строительной деятельностью римского гарни­зона Херсонеса. Это прямоугольное помещение, раскопки которого начал еще К.Э.Гриневич, а завершила И.А.Антонова, полагавшая, что оно может быть интер­претировано в качестве дома командира римского гарни­зона. Но такое заключение пока не подтверждено каки­ми-либо материалами и может рассматриваться лишь в качестве смелой гипотезы.

На южной площади цитадели раскопаны и другие маловыразительные строительные остатки, которые датируются первыми веками н. э. Но, пожалуй, наиболее интересные результаты были получены в ходе раскопок 1997 г . в восточной части южной площади, где были исследованы пять помещений, датирующихся первыми веками н. э. В трех из них в слое первых веков н. э. были зафиксированы остатки железных шлаков, что позволи­ло С.Б.Сорочану предполагать наличие здесь нескольких двухкамерных помещений, в которых силами солдат римского гарнизона велась обработка металла. Однако их фрагментарность не позволяет детализировать харак­тер ремесленного производства, которое велось в указан­ных комплексах во II-IIIвв. Помимо цитадели, римские военнослужащие дисло­цировались и в других районах Херсонеса, хотя в поль­зу такого заключения имеются лишь косвенные данные. Так, в свое время военный инженер М.И.Гарабурда, уча­ствовавший в возведении артиллерийской батареи на месте южных оборонительных стен херсонесского городища в конце XIXв., полагал, что между башнями VIIи VIIIнаходилось здание, где размещались римские военнослужащие. Не исключено, что римские солдаты могли охранять и западные городские ворота. Об этом свидетельствуют находки кровельной черепицы с латин­скими клеймами VEMIв засыпи бассейна, куда в VIIв. был впущен фундамент четырехапсидного храма. Исходя из приведенных данных, с известной долей вероятности, можно говорить о том, что на римских военнослужащих, помимо всего прочего, была возложена обязанность охра­ны городских оборонительных сооружений.

Римский гарнизон Херсонеса во второй половине II— середине IIIвв. Наряду с археологическими памят­никами, решающее значение для изучения состава рим­ского гарнизона Херсонеса имеют данные эпиграфики, благодаря которым сегодня можно уверенно говорить, из каких подразделений римской армии состоял гарнизон

города и как он изменялся на протяжении рассматриваемого периода.

Сейчас есть все основания полагать, что первоначально римский гарнизон Херсонеса со­стоял из военнослужащих VМа­кедонского легиона. В пользу такого заключения свидетельст­вуют надгробие, поставленное Валентом, солдатом этого легио­на, брату, которое по шрифту датируется IIв., и кровельная черепица с аббревиатурой назва­ния этого соединения.

Клейма на черепице с наименованием VМакедонского легиона обнаружены при раскопках усадьбы земельного надела № 150 на Гераклейском полуострове и цитадели Херсонеса. Экземпляры из раскопок усадьбы представле­ны несколькими типами. В херсонесской цитадели в 1971 г . обнаружена черепица с аббревиатурой LEGVMACVМакедонский легион»), тождественная клеймам из Барбоши и Тиры, а несколько ранее - с легендой VEXLEV, которую И.А.Антонова и Д.А.Костромичев достаточно убедительно восстановили как «вексилляция VМакедонского легиона». Причем интересно, что напи­сание букв МА в лигатуре в клейме LEGVMACи в над­гробии, поставленном брату Валентом, солдатом VМаке­донского легиона, тождественны, что позволяет относить эти эпиграфические памятники к одному и тому же или очень близкому времени.

В настоящее время нет никаких надежных дан­ных о присутствии солдат VМакедонского легиона в Херсонесе в первой поло­вине IIв. Поэтому до полу­чения нового убедительного эпиграфического или

археологического материала за terminus post quem для всех памятников с упоминанием этого соединения пока следует принимать время не ранее середины - второй половины 40-х гг. II в., когда римские войска появились в Херсонесе и его окрестностях. Но не менее важно определить и terminus ante quem для пребывания солдат этого легиона в Таврике. Для этого следует обратиться к истории V Македонского легиона, который входил в состав римской армии, расквартированной на территории Нижней Мезии.

Долгое время считалось, что V Македонский легион появился на территории Мезии в связи с событиями паннонско-далматийского восстания 6-9 гг. Но сейчас более правомерной представляется точка зрения тех исследователей, которые относят время присутствия этого соединения на территории Мезии ко времени не ранее 23 г . Несколько позднее, в связи с увеличением римских вооруженных сил на территории Мезии, вероятно, подразделения V Македонского легиона принимали участие в подавлении восстания 46 г . во Фракии, а в 62 г . легион в полном составе был направлен на Восток, где участвовал в военных действиях против Парфии и особо отличился при взятии Иерусалимского храма в Иудее. Но осенью 71 г ., в связи с обострением обстановки на границах империи в Мезии, он был возвращен с Востока и местом дислокации его штаба стал Эск. Впоследствии легион принял участие в Дакийских войнах Траяна, хотя его основной лагерь по-прежнему находился в Эске. После второй Дакийской войны и образования провинции Дакия он был переведен в Трезмис и взял под свою охрану границу вдоль Дуная от Капидавы до Новиодуну-ма, включая укрепления Барбоши и Орловку. Кроме этого, солдаты V Македонского легиона были размещены в Каллатисе и Истрии, а также из его состава была выделена вексилляция, которая дислоцировалась в Тире. Именно после окончания Дакийских войн римская администрация начала целенаправленное укрепление мезий-ской границы на Дунае, в системе которой ведущую роль

стал играть V Македонский легион. В Трезмисе основной лагерь V Македонского легиона находился вплоть до конца 60-х гг. II в.

Во, второй половине 60-х гг. II в. V Македонский легион постепенно свернул свои вексилляции, которые дислоцировались в Нижней Мезии, а также античных центрах Северного Причерноморья, и около 166/167 гг. был передислоцирован в Дакию, на территории которой оставался вплоть до эвакуации этой провинции в правление императора Аврелиана (270-275). Следует особо подчеркнуть, что сейчас нельзя говорить о том, что якобы около 170 г . V Македонский легион был возвращен в Нижнюю Мезию, так как в надписи, на основании которой сделан этот вывод, прямо сказано, что это соединение в оперативном отношении было подчинено военному командованию Дакии. Присутствие его солдат в Адамклисси может свидетельствовать лишь о том, что после вывода основной массы военнослужащих в Дакию на территории Нижней Мезии еще какое-то время находились военнослужащие V Македонского легиона, пока им на смену не пришли солдаты других соединений Мезийской армии.

На основании сказанного можно утверждать, что terminus ante quern для присутствия солдат V Македонского легиона в Херсонесе и его окрестностях является 166/167 гг. и, следовательно, все памятники с упоминанием этого соединения и военнослужащих из его состава следует относить к промежутку времени между 40-ми гг. II в. и 166/167 гг. А если учесть, что ряд эпиграфических памятников, обнаруженных в Балаклаве, датируется временем не позднее 161 г ., то, вероятно, можно говорить, что солдаты V Македонского легиона были выведены из Херсонеса и его окрестностей несколько ранее.

Следует отметить, что на кровельной черепице, обнаруженной при раскопках цитадели Херсонеса и его округи, зафиксировано несколько типов аббревиатур обозначения V Македонского легиона. Это, а также схожесть оттиска клейма из цитадели Херсонеса и укрепл

ения Барбоши на Нижнем Дунае, а также Тиры, позволяет предполагать, что по крайней мере часть этих строительных материалов была привозной и легионеры на первом этапе своего пребывания в Таврике еще не наладили ее производства. Вместе с этим, если восстановление аббревиатуры VEXLEV, как «вексил-ляция V Македонского легиона», верно, то близость глины этих экземпляров с черепицей, на которой стояла хронологически более поздняя легенда VEXLEXI («вексилляция XI Клавдиева легиона»), позволяет говорить об уже налаженном производстве римскими солдатами в Хер-сонесе этого строительного материала. Хотя незначительное количество находок черепицы с такими клеймами, вероятно, позволяет говорить об очень непродолжительном периоде ее производства. Исходя из восстановления аббревиатуры VEXLEV как «вексилляция V Македонского легиона», можно предполагать, что в середине II в. римская вексилляция Херсонеса была легионной и формировалась преимущественно на базе солдат этого соединения.

После вывода V Македонского легиона с территории Нижней Мезии в Дакию, что объясняется реорганизацией Мезийского лимеса в связи с Маркоманнскими войнами, в Херсонесе появляются военнослужащие I Италийского легиона, основной лагерь которого вплоть до позднеантичного времени находился в Нове. О присутствии в Херсонесе солдат этого соединения можно говорить на основании ряда эпиграфических памятников, обнаруженных в городе и его ближайших окрестностях и датирующихся временем не позднее второй половины II - рубежа II-III вв. К сожалению, пока не найдено памятников керамической эпиграфики с клеймами этого соединения,

но уже давно в Херсонесе известна аббревиатура клейм VEMI, интерпретация которой вызвала оживленную дискуссию.

Исследователи предложили расшифровывать это клеймо как «вексилляция войск Нижней Мезии». Такое прочтение аббревиатуры клейма свидетельствует, что в середине - третьей четверти II в., в отличие от более позднего времени, когда костяк римского гарнизона составляли уже солдаты XI Клавдиева легиона и приданных ему в оперативное подчинение вспомогательных подразделений, херсонесская вексилляция была смешанной. Появление в Херсонесе и его окрестностях военнослужащих XI Клавдиева легиона, с которым связаны черепичные клейма с аббревиатурой LEGXICL, позволяет верхнюю хронологическую рамку бытования клейм с сокращением VEMI ограничить концом II в. или рубежом II-III вв.

Следует учитывать, что вывод подразделений V Македонского легиона и замена его солдат военнослужащими другихсоединений в Херсонесе и его окрестностях, как и в других античных центрах Северного Причерноморья, происходил постепенно. Об этом свидетельствуют клейма на черепице из Тиры и фрагмент строительной надписи из Ольвии, где упоминаются вексилляции во главе с центурионом I Италийского легиона, состоявшие из солдат V Македонского, I Италийского и XI Клавдиева легионов. Показательно и то, что римские солдаты, дислоцировавшиеся в Хараксе в 166 г ., также находились под командованием офицера XI Клавдиева легиона, хотя до последнего времени считалось, что военнослужащие этого соединения появляются в Таврике, в отличие от Ольвии, не ранее рубежа II-III вв. н. э. Поэтому можно констатировать, что в 60-х гг. II в. херсонесская вексилляция, как и римские гарнизоны Тиры, Ольвии и, видимо, Ха-ракса, могла быть какое-то время смешанной. В Ольвии и Хараксе римские гарнизоны находились под командованием центурионов XI Клавдиева, а в Тире, Херсонесе и его окрестностях - I Италийского легионов. Если это так, то не исключено, что под «войсками Нижней Мезии» на кровельной черепице с аббревиатурой VEMI из Херсонеса и Балаклавы были скрыты наименования мезийских легионов и вспомогательных войск, которые перечислялись в клейме из Тиры.




Источник: http://sarmatia.org/c/zubar_II/
Категория: Мои статьи | Добавил: pivus (11.12.2008)
Просмотров: 450 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz