LegioXI-CL-P-F
Тренировка римской армии. Подготовка победы (Ле Боэк Я.) - Мои статьи <!--%IFTH1%0%-->- <!--%IFEN1%0%--> - Каталог статей - LegioXI-CL-P-F,реконструкция,Рим
| RSSГлавная | Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [37]

Мини-чат

Наш опрос
Какой период времени интереснее для рекнструкции
Всего ответов: 243

Главная » Статьи » Мои статьи

Тренировка римской армии. Подготовка победы (Ле Боэк Я.)

Значение тренировки

Военные функции

Очевидно, что именно в военной сфере тренировки играют важнейшую роль. Важность этих занятий понималась еще с республиканских времен, достаточно назвать Катона Старшего, Варрона и Цицерона. Можно было бы найти и другие, более древние примеры17, но это не входит в наши задачи, а потому вернемся к эпохе Ранней империи. Основная цель тренировки состоит в том, чтобы дать римскому солдату превосходство над варваром во время битвы.

Легионер должен прежде всего превосходить своего вероятного противника физической силой18; легко понять, что на первый план здесь выступают спортивные занятия. Но нужно также закалить характер. «Своими военными упражнениями римляне готовят не только крепкие тела, но и сильные души» — отмечает Иосиф Флавий19. Эта практика позволяет, кроме того, лучше переносить ранения20, не поддаваться панике. Большое значение имеет психологический эффект. Он дает заметное преимущество: если солдаты способны выполнять свои маневры в совершенстве в присутствии врага, этот последний рискует потерять боевой дух и может уклониться от сражения путем бегства21.

Более того, учения связаны с дисциплиной22, а она была так важна, что ее обожествили и воздвигали ей алтари в лагерях. Дисциплина не сводилась к слепому повиновению приказам — такое поведение скорее являлось следствием. На самом деле в слове «disciplina» мы находим корень disc-o, -ere; а этот глагол означает «учиться»23. Иными словами, необходимо освоить военное ремесло, «выучиться» ему во всех тонкостях. Выполнять приказ, даже если он кажется бессмысленным, проявлять уважение к старшим, — все это является частью профессиональных требований, этому учат24 так же, как владению оружием или строительству оборонительного вала. Воин, знающий, что он должен делать — поскольку он это тысячу раз повторял на учениях - полностью уверен в себе и в своих командирах25. Римская армия применяла принцип, воспринятый в наши дни многими военными школами: «учиться, чтобы побеждать», — хотя уровень требуемых знаний сводился к техническим навыкам и в целом был довольно невысок.

Пассаж из Тацита26 прекрасно демонстрирует действенность такой подготовки. Римские солдаты, хорошо тренированные и, следовательно, дисциплинированные, без колебаний подчиняются приказам, принуждающим их оказаться в поле досягаемости вражеских стрел, так как они знают, что ценой некоторых потерь они достигнут блестящего успеха. «Он (полководец Цериалис. — Лет.) после трехдневного перехода появляется перед Ригодулом (совр. Риоль близ Трира), где заперся Валентин со своими треверами. Место это окружено горами и защищено рекой Мозеллой, однако Валентин велел вдобавок вырыть еще рвы и нагромоздить груды камней. Вражеские укрепления не устрашили римского полководца, он приказал пехоте прорвать оборонительную линию, коннице, не обращая внимания на противника, подняться по склону холма. Цериалис не принимал всерьез наспех собранное войско варваров, он верил, что доблесть римских солдат сильнее, чем все укрепления, которыми окружили себя враги. На склоне холма под градом дротиков и стрел наступающие замешкались, но едва дошло до рукопашной, треверы отступили и покатились вниз. В тыл им тем временем зашли римские конники, которых Цериалис послал в обход по более удобным дорогам; всадники захватили в плен многих знатных белгов и среди них самого Валентина».

Следствие из такого положения вещей выявляет Арриан27: не следует вести в бой людей, не прошедших обучения. Это означало бы отказаться от собственного превосходства, потерять важное преимущество, подвергнуться риску поражения: развязать боевые действия при таких обстоятельствах было бы нелепостью. С другой стороны, перерыв в упражнениях вынуждает солдат жить в праздности, а значит, в расслабленности; отсутствие занятий приводит к нарушению дисциплины и к неповиновению28.

Политическое значение

Командиры должны участвовать в тренировках. Чтобы понять смысл этой обязанности, следует объяснить, что значит virtus — слово, часто неверно переводимое как «храбрость». Virtus — это то, что характеризует мужчину (virtus; vir дало во французском языке слово viril — «мужественный»), т.е. служба государству в двух ее взаимодополняющих аспектах — гражданском (исполнение магистратских должностей) и военном (командование). Чтобы сделать карьеру, необходимо продемонстрировать обладание этим качеством. Поэтому нобиль должен, конечно, исполнять обязанности квестора, эдила или плебейского трибуна, претора или консула, но не может ограничиться только этим — ему надо показать также свои способности в военном деле.

Важность данной стороны военных учений проявляется на всем протяжении истории Рима, начиная с республиканской эпохи. Плутарх29 рассказывает, что Помпей во время своего пребывания на Востоке в ходе осады Петры упражнялся в верховой езде, когда как раз прибыли гонцы, чьи дротики были увиты лавровыми ветвями в знак того, что они принесли добрые известия. Но полководец приказал им подождать и продолжал гарцевать. Он хотел напомнить, что учения были важнее любой другой надобности; и потребовалась вся настойчивость солдат, чтобы он позволил себя прервать. Лишь тогда он узнал о самоубийстве Митридата и благодаря этому о своей победе. Несколькими десятилетиями спустя Тиберий хочет показать Августу, что тот несправедливо приписывает ему чрезмерные амбиции. Он желает доказать принцепсу, что не стремится к императорской власти. Для этого он удаляется на Родос и прекращает тренировочные занятия30; тем самым он демонстрирует свой отказ от virtus, становясь безобидным в политическом смысле.

Во время гражданских войн Вителлий пренебрегает подготовкой войск, и в глазах Тацита31 это является непоправимой ошибкой, которая служит причиной его поражения. Траян, напротив, уделяет все свое внимание этим занятиям и даже сам присоединяется к солдатам, чтобы показать пример, заслужив тем самым похвалы32. Его наследник Адриан, чье отношение уже было отмечено (см. примеч. 7 на с. 152 и 1—3 на с. 153), тщательно следит за воинскими учениями, чтобы умерить беспокойство сенаторов и всадников, которые могли бы счесть его слишком осторожным и даже «пацифистом». Еще позднее Александр Север с самого детства воспитывался как наследник33, а военная подготовка являлась частью его обучения (об этом говорится в «Истории Августов», написанной в самом конце IV — возможно, начале V в.). Наконец, Максимин Фракиец смог стать в 235 г. императором, согласно Геродиану34, в первую очередь потому, что проявил себя превосходным воспитателем новобранцев.

Но тренировки в политических целях могут быть использованы иначе. После битвы при мысе Акций, где в 31 г. до н.э. был разгромлен Марк Антоний, Август решил распространить идею о том, что для Рима окончательно настали мирные времена (речь идет о политической пропаганде). Чтобы продемонстрировать это намерение, он прекращает заниматься воинскими упражнениями35. Тиберий также воспользовался этим средством, но при других обстоятельствах. Чтобы запугать сенаторов и сделать их послушными своим замыслам, он пригласил их присутствовать на маневрах преторианской гвардии36. Таким образом, в течение всей истории Ранней империи военная подготовка преследовала двойную цель — политическую и военную. Теперь пришло время рассмотреть, какие реалии скрываются за этим понятием.

Содержание обучения

Общие положения

Проведение в жизнь стратегии, определенной командованием, применение приемов тактики на поле боя и обустройство лагеря ясно доказывают существование военной науки37, в состав которой входит также и военное обучение38. Оно проводится офицерами с помощью некоторых низших командиров, обладавших особыми знаниями (скажем разметчик, metator, участвует в разбивке лагеря). Так как римляне обладали правовым сознанием, это обучение было введено в правовые рамки. Об этом ясно говорит Иосиф Флавий39, и нет оснований ставить под сомнение его утверждения — безусловно, составлялись уставы. В том, что касается тренировок, определенные установки были введены Адрианом и все еще оставались в силе к началу III в.40 Формировавшаяся издревле воинская культура получила юридическую разработку при Септимии Севере. Другие правила сохранялись еще дольше. Составленное при Юстиниане собрание законов воспроизводит постоянный юридический принцип41: если человек ранен солдатом, занимающимся воинскими упражнениями, на учебном плацу (campus), виновника следует простить; зато если инцидент происходит в другом месте, воин несет ответственность за свой поступок, и это событие служит предметом судебного преследования. Во все времена главным принципом было, чтобы эта практика носила регулярный характер42.

Виды занятий

Слово «тренировка» обозначает собой самые разные виды деятельности. Их можно сгруппировать в две основных категории: одни выполнялись индивидуально, другие нет. Цель в первом случае была обеспечить римскому солдату превосходство над варваром, даже в личном поединке и даже будучи безоружным. Следует отличать чисто физическую подготовку от подготовки военной. Воины начинают с занятий гимнастикой43. Как и во всех армиях мира, они маршируют в «спортивной форме» или в своем снаряжении, а подчас и с дополнительной нагрузкой44. Они должны также бегать и прыгать45, а когда обстоятельства позволяют (т.е. кроме пустынных местностей!), занимаются плаванием46. Выше (примеч. 3 на с. 153) уже приводился пример тысячи батавов, которые вслед за своим командиром пересекли вплавь в полном вооружении Дунай (хотя подвиг представлен как совершенно исключительный).

Закалив свое тело, солдат переходит к более профессиональным, более военным видам деятельности и прежде всего обучается владеть оружием47. Он фехтует против чучела (palus48), который был предшественником квинтаны. Он приучается метать дротики49 и камни, пускать стрелы из лука, а также уклоняться от их попадания! Солдат, как видим, обязан уметь владеть пращой и пользоваться луком (примеч. 3 на с. 153). Эта часть обучения является общей для воинских казарм и гладиаторских школ. В принципе для тренировок воины получали специальное вооружение, к примеру, всадники имели особый шлем50. Верховая езда к тому же является последним важным элементом этой индивидуальной подготовки. Она охватывает не только простых всадников, но также и прежде всего командиров51.

Как только солдат развивал некоторую физическую силу и натренировывался во владении мечом и копьем, он мог переходить ко второй ступени военного обучения. Теперь речь шла о том, чтобы обеспечить римлянам преимущество в бою в составе организованных отрядов, иными словами, солдаты переходят к коллективным видам деятельности. Им приходится прежде всего выполнять общественные работы в силу принципа, согласно которому перемещение камней способствует укреплению тела. Таким образом, легионеры обеспечивают императору квалифицированную и дешевую рабочую силу, позволяя ему проявить свой эвергетизм, т.е. свою щедрость, без лишних усилий. В некоторых случаях армия всего лишь предоставляет в распоряжение гражданских властей технических специалистов. Скажем, при Антонине Пие город Беджайя (бывший Бугий) решил обзавестись водопроводом, но поскольку он не мог найти знающего инженера, то в конце концов обратился к наместнику, который добился от легата III Августова легиона выделения в помощь «либратора». Археологи обнаружили канализационные сооружения протяженностью 21 км, причем понадобилось построить туннель длиной 428 м на высоте 86 м52.

Гражданские сооружения отличаются разнообразием53. Порой солдаты устраивают террасы, роют канавы. Или же сооружают памятники, предназначенные для демонстрации благосклонности императора. Некоторые из подобных построек, скажем, арки, имеют не более чем декоративное значение. Другие же позволяют добиться большего комфорта в городе, например, площади, улицы, водопроводы и места проведения досуга (театры, амфитеатры, цирки). Иные имеют более важные экономические функции. Военные работают в рудниках и карьерах; они способны строить рынки или даже целые города. В 100 г. н.э. по приказу Траяна был освящен Тимгад — город, расположенный к северу от Ореса. Он был полностью возведен руками воинов. Тимгад54 построен на целине; первоначальное ядро города представляло собой квадрат со стороной 350 м, окруженный стеной, в которой было проделано четверо ворот, а углы закруглены. Перпендикулярные улицы разделяли город на кварталы правильной формы. Вопреки тому, что было написано, данная планировка никоим образом не воспроизводит план крепости, речь идет о колонии, предназначенной для экономического освоения южной части плоскогорий в окрестностях Константины (бывшей Цирты). Солдаты умели строить не только лагеря, они возводили также храмы и святилища.

Командование требовало от них прежде всего умения сооружать все виды различных оборонительных систем. Некоторые из этих задач имели очень удачное экономическое приложение, ведь нужно было проводить дороги, размечать границы между племенами и выполнять межевание и составление кадастра. Столь разнообразные мероприятия определялись главным образом военной целесообразностью, ибо проводились с целью облегчить передвижения войск и надзор за потенциальным противником. Эти работы являлись составной частью повседневных занятий солдат; умение успешно их проводить показывало овладение «дисциплиной»: Фронтин55 справедливо отмечает, что легионеры должны были уметь возводить мосты быстрее, чем это сделали бы варвары. Быстрота и техничность преследовали цель продемонстрировать противнику свое превосходство и тем самым лишить его мужества. Стремились также способствовать оседанию на земле кочевников, которые всегда служили причиной беспокойства. Но замирение местных жителей, развитие сельского хозяйства и хорошей сети дорог приносили пользу всей провинции в целом. Наконец, в обязанности пехотинцев, помещенных под защиту конницы, входило строительство башен, укреплений, учебных плацев и линейных оборонительных сооружений56. Псевдо-Гигин57 заходит дальше и советует отрывать ров вокруг походного лагеря, даже когда армия находится в дружеской стране — «ради блага дисциплины».

Участие солдат в этих различных работах засвидетельствовано типом источников, получившим значительное распространение по всей Империи, клеймеными кирпичами58. Для их производства используется мастерская крепости — fabrica. Перед обжигом на кирпичах оттискивают знак с помощью штампа: в коротком тексте содержится сокращенное название соединения и иногда имя ответственного за производство, начальника или magister fabricae. Так, в Мирбо, в департаменте Кот-д’Ор, был найден кирпич с относительно длинной и более разборчивой, чем обычно, легендой59: LEG. VIII AVG. LAPPIO LEG. = Leg(io) VIII Aug(ustana), Lappio leg(ato Augusti propraetore).

Из надписи был сделан вывод, что VIII Августов легион, который обычно располагался в Страсбурге, выслал отряд за более чем 200 км от мест своей дислокации (а возможно и скорее всего, он на некоторое время целиком переместился в Мирбо), и что им было выстроено какое-то сооружение, по меньшей мере лагерь и учебный плац. С другой стороны, хорошо известен имперский легат Авл Буций Лаппий Максим. Он исполнял свои обязанности при Флавиях. В некоторых случаях, используя пластичность глины, на кирпичах отмечают и другие имена60, а полученные таким образом изделия послужат указателями расположения лежанки и места, где указанный солдат складывает свое оружие и т.д.

В отличие от гимнастики и фехтования, эти работы приучают людей к совместным, коллективным действиям. Здесь мы затрагиваем основной момент. Главная цель занятий на практике состоит в обучении солдат действовать в составе организованных подразделений. Нужно, чтобы каждый знал свое место в боевом порядке, где, когда и как он должен двигаться без вреда для единства своей центурии61. Офицеры проводят учебные имитации сражения — пехотинцев против пехотинцев или против конницы. Этой участи не избегает и флот; в котором время от времени корабли стягиваются для проведения подготовки к сражению эскадр.

Как будет сказано ниже (с. 183—185), солдаты для участия в учениях надевают боевую амуницию.

Контроль

Учитывая значение, придаваемое этой деятельности, нельзя оставлять ее на усмотрение всех и каждого.

Командиры должны были регулярно проверять уровень подготовки войск. Каждое утро они проводят инспекцию: каждый центурион отвечает за свое подразделение; трибун должен следить за двумя когортами, а легат — за легионом; их передвижение приводит к череде докладов. Кроме того, засвидетельствованы особые проверки. Иногда сам полководец объезжает гарнизоны определенной области. При Адриане уже упомянутый Арриан совершил плавание вдоль берегов Черного моря (примеч. 2 на с. 153). Он, конечно, проверял состояние лагерей, наличие запасов провизии и списки личного состава. Но он не забывал и о тренировке войск. Есть, помимо того, сведения, что сам Адриан лично посетил Паннонию, а также в 128 г. Африку (примеч. 1 и 3 на с. 153) и что он совершил эти путешествия исключительно с целью удостовериться, что занятия проводятся достаточно регулярно. Также и другие особые обстоятельства позволяли производить дополнительный контроль. Найденный в Дура-Европос папирус показывает, что сопровождал выплату жалования военный парад.

Некоторые чины, уровня легата-трибуна-центурионов, специализировались в подготовке учений. Обычно руководство занятиями поручалось награжденному сверхсрочнику, если соединение таковым располагало. Он выполнял обязанности главного инструктора. Сам Траян не гнушался исполнением этой должности, что говорит о ее важности. Когда же неспособный император либо халатный легат препоручали эту роль персонажу, который оказывался не на высоте своих обязанностей — «греческому учителишке», по презрительному выражению Плиния Младшего62, — серьезные люди роптали. Но если в дела вмешивалась жена командира, как это сделала Планцина, супруга Пизона, который командовал на Востоке, разражался скандал63, ибо римское общество, кроме прочего, отличалось некоторым женоненавистничеством.

Учебный плац был вверен заботам начальника, называвшегося campidoctor, и его подчиненного doctor cohortis. Корень doc- ясно показывает, что этот человек получил образование и изучил свою науку; это обученный специалист, который должен передавать другим свои знания. Его положение позволяет ему иметь помощника (optio campi), который способен его заменить. Два других вида деятельности также требуют привлечения особых специалистов. Фехтование служит полем для приложения талантов armatura или doctor armorum — и здесь также звание doctor не лишено своего основного смысла. Существование discens armaturarum, своего рода «преподавателя для преподавателей» подтверждает, что данному искусству надо специально учиться. Точно так же маневры конницы требовали наличия специально подготовленных тренеров-вольтижеров, называемых exercitator и magister campi.

Целая иерархическая цепочка специалистов была, таким образом, призвана руководить и следить за правильным проведением тренировок.



Источник: http://www.roman-glory.com/le-boek-trenirovka
Категория: Мои статьи | Добавил: pivus (11.02.2009)
Просмотров: 869 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
Thank you so much for this artlice, it saved me time!

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Сейчас на сайте: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz